ИКОНА ДНЯ
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Монастырский устав: cухоядение (хлеб, овощи, фрукты).

Монастырский устав: cухоядение (хлеб, овощи, фрукты).

ЦИТАТА ДНЯ
Если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас.
Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды. Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым, и слова Его нет в нас.(Первое Послание Иоанна 1: 8-19)
ФОТОГАЛЕРЕИ
ПРОСЬБА О ПОМОЩИ САЙТУ

Дорогие друзья!

Многие сотрудники нашего сайта работают у нас на платной основе, так как мы понимаем, что им необходимо кормить свои семьи.

Если бы у нас был какой-то месячный бюджет, мы смогли бы осуществлять оперативное обновление и реализацию новых функций.

Пожалуйста, помогите нам!

Банковские карты Виза и Мастеркард

Яндекс.Деньги:

руб. Яндекс.Деньги

на счёт 41001770223370 (molitvoslov.com)

Либо воспользуйтесь платёжным терминалом, инструкция.

На карту Сбербанка:

Номер карты:

5336690375193135

Пожалуйста, пишите в сообщении получателю ваши имена.

Квитанция Сбербанка:

QIWI:

Номер кошелька:

+79168533711

Вы можете пополнить наш счет онлайн либо через КИВИ-терминал.

На мобильный телефон:

Номер телефона:

+79168533711 (МТС)

ВебМани:

Номера кошельков:

R921314618727
Z026959041920

Вы можете пополнить наш счет онлайн, через банкомат наличными или купить предоплаченную карту, далее прислав номер карты на наш имейл: info@molitvoslov.com

ПейПал:

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Молитвенный подвиг

Молитва

"Будьте постоянны в молитве, бодрствуйте в ней с благоговением". (Кол4:2)

Наша миссия

В предыдущей части мы сосредоточились на Евхаристии. Она освящает нашу духовную и телесную жизнь, через Евхаристию человек становится "причастником божественного естества" Христа.

Участвуя в Евхаристии, мы ощущаем Царствие Божие уже здесь и сейчас. Это переживание является предвкушением святости будущей жизни. Но мы еще находимся в этом мире, наша миссия здесь продолжается. Господь поручил нам эту миссию, и о ней мы слышим в каждом евхаристическом богослужении: "Елижды бы аще ясте хлеб сей, и чашу сию пиете, мою смерть возвещаете, мое воскресение исповедаете". Это слова из Литургии святого Василия Великого. Они означают, что, собираясь для совершения Евхаристии как народ Божий, мы сегодня продолжаем полученное в наследство от апостолов живое свидетельство о Христе. Апостол пишет об этом свидетельстве: "Мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам" (1Ин. 1:2).

Уходя с Литургии, мы слышим слова песнопения: "Видехом свет истинный, прияхом Духа небесного, обретохом веру истинную... " Это и есть наша миссия: нести в этот мир увиденный нами в Евхаристии свет и исполнять слова Господа: "Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного" (Мф. 5:16).

А как же наша жизнь может стать живым связующим звеном между Евхаристией и тем миром, в котором мы живем и действуем? Как можем мы нести в мир ту радость, которую испытывали ученики, встречая своего воскресшего Господа?
Этот вопрос, на который мы постараемся дать ответ в третьей части настоящего архипастырского послания, которая посвящена молитве.

Человек - образ Божий

Бог сокрывает Себя от нас, но проявляет Себя в в том, что Он любит каждого из нас. Именно эта любовь Божия позволяет нам, несмотря на нашу греховность, приближаться к Нему и иметь единение с Ним.

"Что есть человек, что Ты помнишь его?" (Пс. 8:5). Согласно Священному Писанию человек был создан по образу Божию и по подобию Его. Грех затмил находящийся в человеке образ Божий. Но зато во Христе, втором Адаме, образ Божий был преображен в свою первоначальную красоту.

Являясь членом святой Церкви, тела Христова, человек тоже призван стать участником славы Христовой, "дабы вы через них соделались причастниками Божеского естества, удалившись от господствующего в мире растления похотью" (2Пет. 1:4).

Спасение от испорченности страстей возможно только в соединении с Богом. Это единение устанавливается в святом крещении. В нем человек возрождается от воды и Духа, и начиная с этого момента Бог действует в человеке. Он предлагает ему Свою помощь, человек же должен стремиться к чистоте души и сердца. Это, в свою очередь, осуществляется в целеустремленной внутренней работе, которая называется подвижничеством и "невидимой бранью".

Наш внутренний человек

Между светом и тьмой существует неизбежное противодействие в природе: при усиливающемся свете тьма исчезает, и наоборот. Такой же природный порядок преобладает и в человеке, в его духовной жизни. Это противоречие апостол называет внутренней войной: "Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием, но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего" (Рим. 7:22-23).

Какова же природа этого нашего "внутреннего человека", в котором добро и зло, духовный свет и тьма борются друг с другом? Не мудрствуя лукаво, мы можем сказать, что познаем своего внутреннего человека прежде всего в наших мыслях и чувствах.

Когда мы бодрствуем, мы обычно не перестаем мыслить ни на минуту. Мысли являются частью нашего внутреннего человека - через них мы живем и действуем. Но наш общий опыт показывает, что мы не всегда в силах управлять нашими мыслями и чувствами. Мы замечаем это, например, бессонными ночами, когда наши мысли, против нашей воли, сосредотачиваются на чем-то, особенно если они подогреваются эмоциональным возбуждением.

В хаосе наших смешанных мыслей и чувств гнездятся и наши страсти. Христос говорит: "Ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство" (Мк. 7:21-22).

Страсти получают свое начало от трех источников. Во-первых, их пробуждает внешний мир с человеческими взаимоотношениями. Вторым источником страстей является развращенная природа самого человека, тот "иной закон, действующий в членах, который борется против закона ума нашего". Результатом его являются страсти плоти, объедение, пьянство, леность и т. д. Третьим источником, рождающим страсти, является враг души, искуситель, "духи злобы поднебесные" (Еф. 6:12). С этой стороны приходят неверие, отчаяние, гордость и особенно богохульство.

Зло развивается в нашем внутреннем человеке своим порядком. Апостол описывает это так: "Каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью, похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть" (Иак. 1:15).

А можем ли мы защитить наше сознание от злых мыслей, чтобы они не могли развиваться в страсти и не начали бы "тянуть нас и заманивать"?

Человек так не может препятствовать своим мыслям, как не может, развернув свой плащ, остановить ветер. Так говорил некий старец своему ученику. Но что-то очень важное мы все же можем делать. Старец объяснял это следующим сравнением:

"Ты идешь по дороге и приходишь к столовой. Оттуда доносятся манящие запахи пищи. Но зависит от тебя, войдешь ли ты внутрь и будешь ли есть, или пойдешь мимо". Под заманивающими запахами старец подразумевал невольно приходящие в наше сознание нехорошие мысли. Мы можем остановиться, т. е. сосредоточить на них внимание: тогда "мы входим", т. е. мы привязываемся к ним и впускаем их в наше сердце. Таким образом, мы уже согрешаем в мыслях и в сердце. Но мы также можем "пройти мимо", и тогда пробежавшая в нашем сознании нехорошая мысль или образ не вменяется нам в грех.

Во время Великого Поста в течение трех воскресных всенощных бдений поется псалом 136, который начинается словами: "На реках Вавилонских, тамо седохом и плакахом, внегда помянути нам Сиона... " Последний стих псалма, который обычно не поется, звучит так: "Блажен, иже имет и разбиет младенцы твоя о камень". Эти младенцы вавилонские символизируют именно описанные выше, невольно приходящие греховные мысли и образы. Их нужно уничтожать сразу же, как только они появляются, и разбивать о камень. Камень же этот есть Иисус Христос.

Господи, помилуй

В храме мы видим на иконах лики святых людей, преображенных Святым Духом. Во время Евхаристии мы слышим, что поминают "всех с начала века благоговейно служивших Богу святых", которых объединяет таинство искупления. И невольно вспоминаются слова апостола Павла: "Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры, Иисуса" (Евр. 12:1-2).

Той славы, которую на иконах символизирует нимб, они достигли только в конце своего подвижничества, а видимым образом прославлены были только некоторые из них. Святые должны начинать с того же, с чего должны начинать и мы, а именно - с покаяния и "свержения с себя всякого бремени и запинающего нас греха".

Решающее начало было положено уже в святом крещении, когда мы обещали отрицать сатану и стоять на стороне Христа. В таинстве покаяния, т. е. исповеди, мы возобновляем нашу верность Христу, проявляем ее даже видимым образом, целуя крест и Евангелие - слово Христово. И все же мы вновь и вновь чувствуем, что "грех так легко овладевает нами". Даже апостол сокрушается: "Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю" (Рим. 7:18-19).

Мы знаем, что происходит в нашем внутреннем человеке, как зло входит и развивается в нашем сознании и сердце. Мы также чувствуем наше бессилие. Мы уподобляемся человеку, которого со всех сторон окружает стадо волков. Что человек в таком случае делает? Он взбирается на стоящее за ним дерево и спасается. Этим спасающим деревом является молитва, так учат святые отцы.

Но что есть молитва? Согласно простому определению, молитва есть возношение души и сердца к Богу. Но о молитве также сказано, что она есть наука из наук и художество из художеств. Т. е. она есть самое простое и одновременно самое сложное дело.
Молитва выражает наше стремление к общению с Богом. Это стремление является естественным проявлением нашей любви к Богу и Божией любви к нам. Через молитву мы "изливаем наши сердца Богу" -это библейское выражение означает, что в молитве мы выражаем Богу наши мысли и чувства прославления, благодарения и поклонения.

Но молитва не является только формой служения Богу, это также вспомогательное средство, которое нам дается для преодоления зла, гнездящегося в нашем внутреннем человеке. В этом смысле молитва есть как бы специальный канал, по которому призыв человека о помощи идет к Богу.

Господи, помилуй! Это постоянно повторяющийся за богослужением призыв о помощи. Это также призыв о помощи человека, когда он бодрствует' у дверей своего сердца и взывает ко Господу отогнать подкрадывающиеся внутрь его страсти. Этот общий и частный призыв о помощи исходит из чувства нашего собственного бессилия, о чем Господь говорит: "Ибо без Меня не можете делать ничего" (Ин. 15:5). Но так же твердо он основывается и на вере, что Господь хочет очистить наши сердца, как только мы этого попросим. Мы ведь ветви на виноградной лозе - Христе, и каждую ветвь, которая старается принести плод, Господь "очищает, чтобы более принесла плода" (Ин. 15:2).

Таким образом, помощь Божия и наши собственные молитвы спасают нас "от того губительства, которое преобладает в мире из-за страстей" (2Пет. 1:4).

К цели

"Бодрствуйте на всякое время и молитесь" (Лк. 21:36). Что означают эти слова Господни? То ли, что мы должны быть постоянно готовы отвергать все зло, которое стремится осквернить наши сердца? Именно это - мы должны постоянно пребывать в таком состоянии, чтобы восклицать в нашем сердце "Господи, помилуй" и сразу же, когда мы заметим, что зло вкрадывается в наше сознание. Но перед нами встают два вопроса: можем ли мы это делать и хотим ли мы этого?

На первый вопрос уже имеется ответ: без помощи мы на это не способны. А вот что можно ответить на второй вопрос? Грех часто становится нашей второй природой так, что мы не хотим потерять сладости наших греховных мыслей и чувств в нашем сердце и прекратить наслаждаться ими.

Но апостол пишет в своем послании к Филиппийцам: "Потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению" (Флп. 2:13).

Как Бог делает так, что даже направление нашей воли меняется? Он делает это, пробуждая нашу совесть и очищая нашу душу. Это происходит, как уже было сказано, когда мы как члены Церкви становимся "участниками божественного естества Божия", особенно в святом Причащении. Об этом действии Святого Духа, которое очищает наши души и укрепляет нашу волю, так говорится в молитве после Причащения:

Давый пищу мне плоть Твою волею, огнь сый, и опаляяй недостойныя, да не опалиши мене, Содетелю мой, паче же пройди во уды моя, во вся суставы, во утробу, в сердце. Попали терние всех моих прегрешений, душу очисти, освяти помышления...
Покажи мя Твое селение единаго Духа, и не к тому селение греха, да яко Твоего дому, входом причащения, яко огня мене бежит всяк злодей, всяка страсть...

Это очищение нашей души является решающим обстоятельством, и мы получаем его в дар от Бога. Чего мы не получаем в дар, так это готовности к ежечасной молитве. Только "просящий получает и ищущий находит, и стучащему отворят" (Мф. 7:8). Таким образом, мы вернулись к нашей исходной точке, к призыву Господа: "Бодрствуйте на всякое время и молитесь".

Молитва требует целеустремленных усилий до конца, и не зря мы говорим о молитвенном подвиге. Этот подвиг является необходимой частью странствования христианина по жизни. Слово странствовать, которое часто употребляется в Слове Божием, очень точно изображает природу духовной жизни христианина. Это не только бытие, а всегда стремление вперед, о котором прекрасно сказал апостол:

"А только, забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе" (Флп. 3:13-14).

Мы не одиноки на поприще молитвы. Неисчислимое количество христиан уже прошло тот же путь, что и апостол. Церковь сохранила их опыт и предлагает его нам. Мы можем с уверенностью идти вперед.

Молитвенное правило

Как бы мы ни отличались друг от друга, в развитии духовной жизни имеется определенная закономерность. Поэтому опыт других может руководить нами и в молитвенной жизни. Это можно пояснить так. Мы читаем описание какой-то далекой страны и нам кажется, что мы там сами побывали. Когда нам предоставляется возможность действительно побывать в тех местах, мы вспоминаем детали, о которых читали, и узнаем их. То же происходит и в отношении молитвы и явлений духовной жизни вообще. Мы читаем о том, что переживали другие и, следуя их советам, можем испытывать то же самое.

Не странно ли: данные отцами Церкви советы духовной жизни совпадают независимо от того, когда и где жили отцы. Великолепным документом этому служит основной труд о молитвенной жизни и подвижничестве - Добротолюбие. Это обширная антология, которая содержит учения отцов с IV по XIV век, т. е. в течение 1000 лет. Единство духа учения отцов сравнивают с открытым морем, по которому множество кораблей плывет в одну сторону, направляемое одним ветром. Тот же Дух Божий руководил учением отцов, которое основывается не на теории, а на опыте. Более того! Природа человека и основные его проблемы одни и те же во все времена.

Согласно опыту молитвенников и советам Церкви, первым условием для тех, кто хочет научиться молиться, является регулярность. Для молитвы нужно отводить определенное время дня. Таким образом мы приучаем себя к духовной дисциплине. Мы должны принуждать себя к молитве - поэтому молитва является подвигом до конца нашей жизни. Псалмопевец говорит: "Семикратно в день прославляю Тебя" (Пс. 118:164). Пусть мы и не выделяем семи моментов в день для молитвы, но утро и вечер являются для человека естественным временем для молитвы.

А какими словами мы молимся? Каждый член Церкви должен иметь книгу, называемую молитвенником или молитвословом. Она содержит утренние и вечерние молитвы, молитвы перед Причастием и для прочих нужд. В православном молитвеннике все молитвы написаны святыми отцами. Поэтому они являются для нас школой молитвы. В них мы учимся приближаться к Богу в правильном духе, смиренно и с чистым сердцем, так же, как это делали святые отцы во время своих молитв.

Кроме употребления молитв, содержащихся в молитвеннике, мы, конечно, всегда можем молиться и своими словами. Вместе с молитвой нужно всегда читать хотя бы главу из священного Писания.

Чтобы научиться молиться, каждому необходимо иметь свое т. н. молитвенное правило. Это значит, что каждое утро и каждый вечер мы должны использовать для молитвы постоянное время и читать определенные молитвы. Проснувшись, мы приносим в жертву Богу те минуты, которые необходимы для прочтения утренних молитв. Вечером, перед сном, мы читаем содержащиеся в молитвеннике молитвы. В этом и заключается наше молитвенное правило. В молитвенном подвиге регулярность важнее, чем множество молитв. Правда, иногда наше сердце уподобляется давно не топленной печи, в которой нужно сжечь много дров, пока она разгорится.

Кроме Слова Божия, в нашу ежедневную духовную пищу должен входить отрывок из какой-нибудь книги о духовной жизни, написанной каким-либо православным отцом.

Перед киотом

Великий подвижник VII века Исаак Сирии описывает сущность молитвы следующим образом:
"лестница, ведущая в Царствие Небесное, сокрыта внутри тебя, в твоей душе. Очисти себя от греха, и ты найдешь ступени, по которым ты можешь подняться в Царствие Небесное".
Хотя встреча с Богом происходит в нашей душе, как говорит Исаак Сирии, важно помнить, что мы ни в коем случае не являемся какими-то бестелесными существами, а странствуем в нашем теле в этом материальном мире. Поэтому и молитва касается всего существа человека, включая его тело и окружение, в котором он живет.

В храме мы служим Богу определенным образом, при помощи форм, созданный Святым Духом в течение столетий. Наша домашняя молитва также предусматривает определенную внешнюю сторону.

Переезжая в новый дом или новую квартиру, мы освещаем новое жилище церковным обрядом. Иконы во всех комнатах квартиры являются постоянными знаками полученного домом освящения. Они напоминают о Божием присутствии в повседневной жизни человека. Каждая икона говорит о том, что Бог во Христе приблизился к человеку, чтобы пребывать с ним.

"И се, Я с вами во все дни до скончания века" (Мф. 28:20). Таковы были последние слова Христа, когда Он отделился от своих учеников и вернулся на Небо.

Когда мы молимся в храме, мы видим вокруг себя народ Божий - членов нашей общины или прочих молящихся. Когда мы молимся дома, мы имеем в наставление слова Христа: "Когда молишься, войди в комнату твою" (Мф. 6:6). Но и тогда мы не одни. Икона в углу нашей комнаты является окном в Царствие Божие и связующим звеном с его обитателями. В центре обычно помещается икона Божией Матери с родившимся Сыном Божиим на руках, что является свидетельством близости Бога к человеку. Эта икона утверждает основной момент нашего спасения - Божие воплощение. По сторонам этой, занимающей центральное место, иконы, часто висят иконы святых. Они отоброжают наших небесных друзей, которые уже закончили свой подвижнический путь. Среди них часто имеется икона святого, в память которого молящийся крещен, и иконы прочих святых, которые стали ему особенно близкими. Он знаком с жизненным путем этих святых и испытал силу их заступления.

Перед тем, как начать читать молитвы из молитвенника, мы как бы просим этих наших небесных друзей молиться с нами, когда говорим:
"Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитв ради Пречистыя Твоея Матере и всех святых, помилуй нас".

Мы начинаем нашу молитву в осознании своего недостоинства и слабости нашей молитвы.

Другой формой начинательной или завершающей молитвы является следующая: "Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас". Под святыми отцами, к молитвам которых мы прибегаем, подразумеваются духовные отцы: епископы, священники, старцы и личный духовник каждого христианина.

Духовное отцовство является традицией, продолжающейся с времен, древней Церкви. Апостол пишет: "Ибо, хотя у вас тысячи наставников во Христе, но не много отцов, я родил вас во Христе Иисусе благовествованием" (1Кор. 4:15).

Отцовство по природе принадлежит мужчине. Такова природа и духовного отцовства - священство. Оно всегда принадлежало мужчине. В нем продолжается первосвященническое служение Христа, и в святой Евхаристии священник является только Его орудием, как бы иконой Христа. Соответственно роль матери в Деве Марии - Богородительнице - вознесена выше служения херувимов и серафимов. Ублажая Богородицу, согласно Ее предсказанию, Церковь одновременно прославляет служение всех матерей. Биологические и духовные задачи отца и матери соответствуют друг другу и дополняют друг друга.

Но давайте вернемся к киоту! Перед ним мы находимся как бы в храме. Мы зажигаем лампаду или свечу. Мы читаем из молитвенника молитвы согласно нашему молитвенному правилу.

Уже было сказано, что в каждой комнате должна висеть икона. Должна быть икона и в детской комнате. Уже грудного ребенка хорошо подносить к иконам, чтобы он смотрел на огонек теплящейся перед ними лампады. В духовном отношении самые ранние годы очень важны для развития ребенка.

В семье хорошо завести обычай, чтобы вся семья собиралась вместе в комнате перед иконой для того, чтобы начинать и заканчивать день молитвой. Таким образом, семья также имела бы свое общее короткое молитвенное правило, которое потом каждый мог бы продолжать "в своем уголке". Во время общей семейной молитвы можно разделить чтение молитвы среди членов семьи.

Апостол пишет: "Итак, едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию" (1Кор. 10:31). Поэтому мы произносим молитвы до и после еды, которые также приносят присутствие Божие в православную семью.

В сознании присутствия Божия

Что происходит, когда мы начинаем читать молитвы перед домашней иконой? Мы, возможно, вскоре заметим, что читаем только слова, а наши мысли блуждают где-то. Это может происходить с нами и в храме, когда мы слушаем, как поют или читают молитвы. Там наши блуждающие мысли не мешают прохождению богослужения, но когда мы молимся одни, дело обстоит иначе. Молитва ведь становится молитвой только тогда, когда мы направляем на нее наши помыслы. Что мы должны делать? Когда мы замечаем, что мысли рассеиваются, нам необходимо вернуться к тому месту молитвы, где это произошло. Если они через мгновение вновь рассеются, мы опять должны возвратиться, и так поступать постоянно. При этом мы должны замедлить наше чтение и постараться обращать внимание на каждое слово.

Однако, мы можем испытывать и другие переживания. Мы можем почувствовать, что наше сердце разгорается от слов молитвы. Тогда будет легче сосредоточить мысли. Возможно, мы испытывали это в храме, тогда и богослужение не казалось нам длинным.
В результате грехопадения, как объясняют святые отцы, наше человеческое существо, наши мысли и чувства, а также наше тело, легко отвлекаются. Но в молитве, по милости Божией, наше существо вновь становится целым. Об этом говорит и апостол: "Но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными" (Рим. 8:26). Это переживание является особым даром Божиим. Редко кому дается этот дар на продолжительное время. И хотя мы его лишаемся, благодаря этому опыту нам дается "вкусить, яко благ Господь", чтобы мы знали, к чему нам стремиться, т. е. что такое правильная молитва.

В связи с этим возникает вопрос о роли чувств в молитве. Нужно ли нам стремиться молиться так, чтобы наши чувства присутствовали в молитве? Единственное чувство, к которому мы можем без опасения стремиться, это чувство покаяния и ощущение своего недостоинства. "Жертва Богу - дух сокрушенный, сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь. Боже" (Пс. 50:19), так говорится в псалме 50. Именно в духе этого псалма нужно приступать к молитве, думая о своем недостоинстве, но также помня любовь Божию к грешникам. Когда мы в этом состоянии становимся на молитву перед киотом, в нашем сердце рождается ощущение присутствия Божия. Это ощущение должно быть нашим всегдашним спутником.

Дух правды и дух заблуждения

Если во время молитвы или чтения Священного Писания в нас пробуждется ощущение присутствия Божия - это великий благодатный дар. Это ощущение, называемое также памятью о Боге, следует сохранить в себе. Это чувство помогает нам отделять правильное от неправильного и испытать действительностью слова псалмопевца: "Ибо Он одесную меня, не поколеблюсь" (Пс. 16:8). Можно даже сказать, что тогда мы испытываем то, о чем напоминает апостол, спрашивая: "Разве не знаете, ... и Дух Божий живет в вас" (1Кор. З:16).

Но чем драгоценнее дар Божий, тем ближе наш духовный враг, который старается ввести нас в заблуждение. Когда некий брат, ссылаясь на только что упомянутый псалом, поспешил рассказать своему старцу, что всегда видит Бога по свою правую сторону, старец сказал: "Лучше тебе было бы всегда видеть свои грехи перед собой".

Так нас предупреждают о духе заблуждения, который всегда подстерегает молящегося. Ощущение присутствия Божия только тогда истинно, когда оно исходит из чувства недостоинства и греховности молящегося. Оно как легкий туман, который поднимается от смоченной росой земли - из сердца, смягченного слезами покаяния.

"Но то скажу вам, братия, что плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия" (1Кор. 15:50). Всякий чувственный пыл или экстаз является искушением подделывающегося под ангела света искусителя, даже если происходят чудеса или другие знамения. Нужно помнить слова Господни: "Многие скажут мне в тот день: Господи! Господи! Не от Твоего ли имени мы пророчествовали? И не Твоим ли именем бесов изгоняли? И не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас, отойдите от Меня, делающие беззаконие" (Мф. 7:22-23).

Когда Бог явился Илии на горе Хорив, Он явился "не в сильный ветер, ни в землетрясении, ни в огне, а в веянии тихого ветра" (ЗЦар. 19:11-12).

Действие Духа Божия в сердце человека похоже на тихое дуновение ветра. "Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим" (Мф. 11:29), учил Христос.

В молитве происходит встреча с Христом, когда мы молимся во имя Его. Ранее говорилось о том, каким образом мы должны стараться сразу же посредством молитвы уничтожать, разбивать о скалу -о Христа - все проникающие в сознание злые мысли и представления. С этим учением связана т. н. традиция молитвы Иисусовой, которую Православная Церковь сохранила как древнехристианское сокровище, которое в последнее время привлекает внимание всего христианского мира.

Чтобы радость наша была совершенной

Во время гонений на христиан епископ Антиохийский Игнатий был осужден на растерзание дикими зверями. По дороге в Рим он написал семь писем разным общинам. В них он упоминает свое другое имя - Теофорос, что означает Богоносец. Существует предание, что он был тем ребенком, которого Христос взял на руки, говоря своим ученикам о том, кто наибольший в Царстве Небесном.

Когда Игнатия привезли в Рим и приближался момент, когда его должны были бросить на растерзание хищникам, воины спросили у него, почему он беспрерывно повторяет слово "Иисус". Он ответил, что это слово написано в его сердце. Существует рассказ, что когда хищники растерзали мученика, и один из воинов мечом рассек его сердце, то на нем действительно было золотыми буквами написано слово "Иисус".

Неважно, считаем ли мы этот рассказ чудом Божиим или благочестивой легендой. Во всяком случае это, как и другое имя Игнатия - Богоносец - говорит о том, что практика молиться именем Христовым очень древняя. В Своей прощальной беседе с учениками Христос заповедал молиться во имя Его, и эту заповедь христиане стали исполнять с самого начала.

Как видно из Нового Завета, в имени Христа скрывалась особенная сила. Поэтому, когда апостол Петр исцелил хромого и у него спросили: "Какою силою или каким именем вы сделали это?" Он ответил: "То да будет известно всем вам... что именем Иисуса Христа Назорея" (Деян. 4:7-10).

Иисус сам указывал на молитву во имя Его, утешая оставшихся в мире своих учеников:
И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне. Если чего попросите во имя Мое, Я то сделаю... И в тот день вы не спросите Меня ни о чем. Истинно, истинно говорю вам: о чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам. Доныне вы ничего не просили во имя Мое, просите, и получите, чтобы радость ваша была совершенна. (Ин. 14:13-14, 16:23-24)

И действительно: молитва во имя Христово является радостью всех поколений вплоть до наших дней. Начиная с IV столетия, отшельники и жители монастырей сохраняли эту молитвенную традицию. Но молитва Иисусова не является привилегией только монашествующих, а предназначена для всех христиан. Таким образом, нам необходимо знать эту молитвенную традицию, которая называется упражнением в молитве Иисусовой, чтобы и "наша радость была совершенной".

Что необходимо помнить

Книга "Рассказы странника" выше рекомендовалась для прочтения потому, что в ней простым способом рассказывается, как на практике творят непрестанную сердечную молитву. Следует отметить, что примеры книги рассказывают об особенных случаях, которые не каждый может применить к себе. Чтобы, творя молитву, читатель избежал увлечения в мистику и в воображение, или превращения молитвы в простую медитацию, предлагается несколько советов, о которых молящийся христианин должен помнить:

- Молясь, ты лично встречаешься со святым Богом.

- Для преуспевания в молитвенной жизни стремись искренно к тому, чтобы твоя совесть была чистой по отношению к Богу, твоим ближним и миру.
- Но не сомневайся обращаться к Богу посредством молитвы, каким бы плохим ты себя не считал: все наши грехи являются как бы каплей в сравнении с морем любви Божией.
- Начинай каждый день твою молитву со смирением, как бы совершая ее впервые, молитва не дает капитала, говорят отцы.
- Настраивай душу к ощущению присутствия Божия и проговаривай молитву не спеша, обращая внимание на каждое слово, иначе ты молишься как бы на ветер. Когда ты замечаешь, что твои мысли рассеялись, то возвращай их, не смущаясь, к словам молитвы.
- Повторяй молитву Иисусову в длинной или короткой форме, как в каждом случае кажется лучшим:
"Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!" или: "Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас!" или: "Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя!"
- Когда ты один, произноси молитву вслух или про себя.
- Во время молитвы не составляй никакого образа о Боге, о небе, а также ни о чем другом. Воображение, по словам отцов, является грубой душевной силой, которую не следует употреблять в молитве.
- Не обращай внимания на появляющиеся во время молитвы нечистые и хулящие святость мысли или образы, они не твои собственные, а исходят от злого духа и пропадут, если ты на них не будешь обращать внимания.
- Не ищи местонахождения твоего сердца особенными методами, это подходит только тем, кто живет в одиночестве и безмолвии, сосредоточься на словах молитвы, и сердце в свое время будет принимать участие в них.
- Молитва требует принуждать себя к ней до конца жизни, это есть именно та борьба, на которую Христос указывает, говоря, что "Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его" (Мф. 11:12).
- Единственное чувство, к которому во время молитвы надо сознательно стремиться, это чувство покаяния и своего недостоинства, остальные чувства являются дарами милости Божией, которые Он посылает нам по мере нашего смирения.
- Остерегайся считать своей заслугой плоды молитвы, как например сосредоточие, душевное переживание, слезы. Часто Бог по Своей милости дает нам в начале вкушать сладость молитвы, но потом оставляет нас действовать только собственными силами, чтобы испытать нашу верность и показать нам, что мы суть без Его благодатной помощи.
- Молитву Иисусову ты можешь также творить в храме во время богослужения. Тогда все, что ты слышишь и видишь, является как бы маслом для огня твоей внутренней молитвы. Во время Евхаристии лучше все же сосредотачиваться на словах общей молитвы. Согласно отцам, самым важным общением с Христом является святое Причащение, после чего следует молитва Иисусова.
- Читай ежедневно Библию и творения святых отцов о молитве. Это чтение особенно важно в наше время, когда отсутствуют живые примеры и наставники.
- Усваивай себе подходящее молитвенное правило, придерживайся его, как близкого друга, но все же не давай ему сделать из тебя раба.

- Напоследок самое главное, что надо запомнить:
держи твое сердце свободным от зла, зависти и осуждающих мыслей, чтобы Бог услышал твою молитву; прощай всем, чтобы Бог простил тебе, и будь милостивым ко всем, чтобы Бог помиловал тебя. Не зря отцы говорят: "Твое спасение в ближнем".

Молитва Иисусова

Вот слова молитвы Иисусовой: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного". Употребляется также более короткая форма: "Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя". Епископ-мученик Игнатий непрестанно повторял имя Иисуса. Молитва Иисусова также предназначена для беспрерывного произношения. Так осуществляется прямой призыв апостола: "Непрестанно молитесь" (1Фес. 5:17).

Каким образом молитва Иисусова становится непрестанной молитвой? Мы начинаем с того, что беспрерывно повторяем слова: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного". Мы можем повторять их вслух, очень тихо или просто про себя. По опыту мы вскоре заметим, что творить непрестанную молитву совсем не так просто. В этом нужно целеустремленно упражняться. Мы можем отвести для творения молитвы Иисусовой определенное время дня. Хорошо также включить молитву Иисусову в наше молитвенное правило. Так, читая утренние молитвы, мы можем перед каждой молитвой прочитать ее десять раз. Иногда сразу же после начинательных молитв можно читать молитву Иисусову вместо утренних молитв и повторять ее например 5 или 10 минут, т. е. в течение того времени, которое обычно необходимо для чтения утренних молитв. Во время вечерних молитв мы тоже можем упражняться в молитве Иисусовой.

Но молитва Иисусова тем исключительна, что она не является молитвой, предназначенной только для определенного времени. В православном молитвеннике о ней говорится: "Во время работы и во время отдыха, дома и во время пути, когда мы одни или среди других, всегда и везде повторяй п своем уме и своем сердце сладостное имя Господа Иисуса Христа, говоря так: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного".

Но возможно ли это? Может ли кто-либо так посвящать себя молитве, что на самом деле будет выполнять это наставление?

Самый лучший ответ на этот вопрос можно найти в книге "Рассказы странника", которая издана на многих языках, а с 1979 года и на финском языке. В следующей главе мы вернемся к практическому упражнению в молитве Иисусовой, а сейчас глубже рассмотрим саму молитву.

Если мы включим молитву Иисусову в наше молитвенное правило, мы заметим даже после краткого упражнения, что произнося ее, нам легче сосредотачивать наши мысли, чем когда мы читаем другие молитвы. Преимущество молитвы Иисусовой и других кратких молитвенных воздыхании именно в том, что они лучше, чем другие, содержащие разнообразные мысли, д а ют возможность сосредоточиться. Произнесение молитвы Иисусовой между другими молитвами помогает нам читать их более сосредоточенно.

О молитве Иисусовой говорят, что она совершенная молитва, так как она содержит те же самые основные истины нашего спасения, как и крестное знамение, а именно: нашу веру в Воплощение и в Святую Троицу. Произнося слова "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий", мы исповедуем, что наш Спаситель есть и человек и Бог. Ведь имя "Иисус" было дано Ему как человеку Его Матерью, а слова "Господи" и "Сыне Божий" указывают прямо на Иисуса как на Бога. Вторая основная истина нашей христианской веры - Святая Троица - также присутствует в молитве. Когда мы обращаемся к Иисусу как к Сыну Божию, мы упоминаем Бога Отца и одновременно Святого Духа, потому что, по слову апостола, "никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым" (1Кор. 12:13).

Совершенной молитву Иисусову называют также потому, что она содержит два аспекта христианской молитвы. Когда мы говорим "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий", мы как бы возносим наши мысли к славе, святости и любви Бога, и потом смиряемся в чувстве своей греховности к покаянию: "Помилуй мя грешного". Противоположность между нами и Богом выражается в слове "помилуй". Кроме покаяния оно выражает также данное нам утешение, то, что Бог приемлет нас. Молитва Иисусова как бы дышит уверенностью апостола: "Кто осуждает? Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас" (Рим. 8:34).

Сердце молитвы Иисусовой - имя Иисуса -является именно спасающим словом: "И наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их" (Мф. 1:21).

Упражнение в молитве

Понятно, что насельники и насельницы монастырей творят непрестанную молитву - они имеют для этого возможность и именно для этого они носят четки. Но как может простой христианин, который ходит на работу и живет среди других людей, творить непрестанную молитву?

Этот вопрос естественно возникает, особенно, если мы уже познакомились с литературой, в которой описывается непрестанная сердечная молитва, с такими книгами, как "Рассказы странника", "Письма Валаамского старца", "Молитва Иисусова" и "Преподобный Серафим Саровский". Тому, кто задает этот вопрос серьезно, помогут нижеследующие мысли.

Действительно ли у нас нет времени и возможности творить молитву Иисусову?

Сколько всего мы делаем по привычке с раннего утра: умываемся, одеваемся, завтракаем и т. д. Тогда ведь наши мысли свободны для того, чтобы повторять слова молитвы. Очень важно, чтобы, сразу же пробудившись от сна, мы сосредотачивались и настраивали свою душу на то, чтобы помнить о присутствии Божием, и начинали про себя произносить: "Господи Иисусе Христе, помилуй мя, грешного".

Даже тот, кто живет среди семьи, также имеет возможность молиться в душе, если он только помнит об этом и ограничивает свои разговоры только для необходимого и полезного для других и самого себя.

Что же касается утренней газеты, утреннего концерта и новостей, передаваемых по радио, пусть каждый решает, что выбрать: их или молитву. Иногда нужно принести в жертву что-то хорошее, чтобы взамен получить лучшее.

Далее, наш путь на работу иногда занимает много времени. Что препятствует нам тогда сосредоточиться на словах молитвы?

В наше время работа может быть чисто механической, возможно, просто повторением одного и того же рабочего движения. Это можно использовать для молитвы. Наши руки выполняют свое задание, а наша душа - наши мысли и сердце - работают с Иисусом Христом. При этом и однообразная работа может стать даже приятной, как бы полученным от Бога заданием. Так как творение молитвы Иисусовой помогает нам сосредоточиться, не следует бояться, что мы не сможем выполнить нашу работу с надлежащим вниманием.

Но наша работа может быть далеко не механической. Она, возможно, требует концентрации всех наших мыслей и всего нашего внимания. А как же молиться? Конечно, в таких случаях мы не можем подолгу сосредотачиваться для произношения имени Божия. Но время от времени мы все же можем это делать. Если мы привыкнем повторять имя Иисуса Христа хотя бы полминуты - а такой перерыв можно почти что во всех работах организовать - память о присутствии Божием останется в нашей душе - это тоже молитва.

В спокойной работе это возможно, но что делать тогда, когда имеется множество всяких дел, о которых нужно постоянно помнить и заботиться? Не оттого ли частично, что все эти заботы и задачи как бы охватывают нас мыслями, а они нами. Если мы регулярно творим молитву, и особенно молитву Иисусову, мы научаемся сосредотачиваться и владеть своей душой. Проблемы и заботы, конечно, будут существовать, но теперь мы сумеем их выбирать, и таким образом мы избежим душевной болезни, называемой стрессом, которую причиняют заботы, когда они давят на нас все одновременно.

Тому, кто уже давно страдает от стресса, тем более важно изменить свое основное отношение к жизни. Хорошо вовремя вспомнить слова Евангелия:
"Какая польза человеку, если он приобретает весь мир, а душе своей повредит?" (Мф. 16:26).

Пенсионеры ныне составляют значительную часть нашего народа. Будучи свободными от работы и живя чаше всего отдельно, они имеют особенно хорошие условия для занятий молитвой. Ознакомление с непрестанной умносердечной молитвой принесло бы многим из них истинное утешение и дало бы особый смысл жизни: молиться и за других.

Яндекс цитирования